Единое целое

Автор:
Дата: 12 июня 1999 года
Резюме: О влиянии Маккоя на Кирка и «Энтерпрайз». С уважением, любовью и сожалением по поводу смерти ДеФореста Келли.

Капитан Кирк остановился у дверей комнаты, где должно было проходить слушание, глубоко вздохнул и расправил плечи. Впервые за те шесть месяцев, что он командовал «Энтерпрайзом», его вызвал Звездный Флот. Кирк  прекрасно понимал, что кое-кто в Звездном Флоте внимательно наблюдает за ним и за его кораблем, ожидая удобного момента, чтобы втоптать в грязь самого молодого капитана за всю историю этой организации.
Однако сегодняшний вызов застал его врасплох. Командование не дало ему никакого ключа к разгадке предмета слушания.
Когда Кирк вошел в комнату, в его поведении не было и намека на неуверенность.
- Капитан Кирк, прибыл по вашему распоряжению, - бодро отчеканил он.
Адмиралы, двое мужчин и две женщины, одновременно уставились на него. Адмирал Комак, который не относился к числу поклонников Кирка, улыбнулся весьма мрачной улыбкой.
- Капитан, вы больше не младший офицер. К чему подобные формальности? Входите и располагайтесь.
Замешательство Кирка на мгновение отразилось на его лице. Ему приказали явиться на это слушание. Он заставил свой корабль преодолеть половину Галактики, а теперь Комак дает ему понять, что это неформальное слушание. Кирк чувствовал какой-то подвох, а он не стал бы капитаном, если бы игнорировал свои чувства.
-Капитан Кирк, - сказал адмирал Келли,- мы хотели бы обсудить с вами ошибку, случившуюся при укомплектовании «Энтерпрайза» персоналом. Это касается необычно большого числа конфликтов между вашими офицерами. Задача данного слушания – выяснить, не могут ли подобные конфликты подвергнуть опасности успех пятилетней миссии «Энтерпрайза».
Замешательство Кирка переросло в смятение. Он ничего не знал о конфронтации между своими офицерами. Как же ему выяснить, что имели в виду адмиралы, не позволив им догадаться о том, что на самом деле ему совершенно не понятен смысл их слов?
Адмирал Форест, старая приятельница Кирка, служившая с ним на борту «Республики» несколько лет назад, заметила растерянность капитана. Она решила рискнуть, вызвав на себя недовольство коллег.
- Джим, мы говорим о Маккое. Этот офицер упоминается в записях бортового журнала с тех пор, как вы поспособствовали тому, чтобы он сменил на своем посту Марка Пайпера. Он не соблюдает субординацию, любит поспорить и, по нашему мнению,  он просто опасен. Он разводит дебаты с вами во время кризисных ситуаций, оскорбляет вашего первого офицера и игнорирует вашу власть на виду  у всей команду. Мы считаем, что Маккой – не лучший выбор для «Энтерпрайза», и мы хотим, чтобы вы рассмотрели возможность его замены.
Капитан Кирк был ошеломлен.  Как адмиралы, изучая бортовой журнал, пришли к подобному выводу? Кирк впервые познакомился с Маккоем, придя в сознание в регенерационной камере после битвы в  Ghioge. Когда Кирк наконец-то пробудился после нескольких недель восстановительной терапии, он почувствовал на себе взгляд молодого врача, стоявшего рядом с ним. Тот самый проникновенный, оценивающий взгляд голубых глаз, которые ничего не упускали из вида.  Маккой улыбнулся и выразил надежду, что следующая их встреча будет  более приятной.
Следующие несколько месяцев Маккой возился с коленом Кирка, чтобы вернуть ему прежнюю подвижность, не позволяя Кирку терять надежду.  Он беспощадно подталкивал Кирка к восстановлению его сил и энергии. Вместе они разговаривали и смеялись,  иногда Маккой поддерживал молодого лейтенанта, когда тот рыдал от боли и истощения. Они стали друзьями, и эта дружба для Кирка значила очень много.
Голос адмирала Комака вернул капитана к реальности
- Кирк, как вы объясните поведение вашего  начальника медицинской службы на М-113? Маккой позволил своим чувствам к жене доктора Крайтера возобладать над служебным долгом. Он стоял и наблюдал за тем, как соляной вампир чуть не убил вас. Он не повиновался приказам вашего первого офицера. Как вы можете потворствовать  подобным действиям доктора?
Кирк направил стальной взгляд в сторону Комака, затем посмотрел на остальных адмиралов.
- Господа, поведение доктора Маккоя на М-113 иногда было беспорядочным, это правда. Однако  бортовой журнал не в состоянии отразить в полной мере тот невероятный эффект, который соляной вампир оказывал на людей. Подобно кобре, он гипнотизировал свои жертвы. Маккой  был не способен что-либо предпринять . Кроме того, я должен напомнить адмиралам, что нежелание Маккоя стрелять в последнего представителя вымершей расы проистекало, по моему убеждению, из стремления  найти другой путь. «Энтерпрайз» - исследовательское судно, и колебания доктора мне вполне понятны. Ненависть  Маккоя к смерти, смерти любого живого существа, а не только его капитана, это часть его самого. Он помог мне переосмыслить мои действия в похожих ситуациях в  будущем.
Адмиралы притихли на мгновение, затем Комак заговорил снова:
- Как насчет вашего контакта с Первой Федерацией? Судя по записям в бортовом журнале, Маккой спорил с вами на мостике, на виду у всего командного состава. Он тратил драгоценное время, отвлекая вас от принятия решения.
Кирк старательно пытался подавить в себе нарастающую волну праведного гнева.
- Напротив, спор с доктором Маккоем позволил мне сосредоточиться на том факте, что я действовал не только, как капитан, но и как человек, ответственный за все жизни на «Энтерпрайзе». Иногда в кризисной ситуации, в калейдоскопе событий сложно представить себе лица всех 429 существ, служащих под моим началом.  Маккой удостоверяется, что я никогда их не забываю. Он постоянно напоминает мне, что корабль – это не просто механизм. Его человеколюбие вынуждает меня всегда помнить о том, что мой выбор определяет судьбу моей команды. Кроме того, если вы снова проверите бортовой журнал, вы убедитесь, что спор с доктором помог мне избрать стратегию, которая, в конечном итоге, оказалась вполне успешной
Три адмирала, казалось, задумались над словами капитана. Но убедить Комака было не так-то просто.
- Его неуважение к коммандеру Споку. Его комментарии и действия по отношению к вулканцам, кажется, временами граничат с расизмом.
На сей раз, капитан позволил себе  легкую улыбку.
- Хорошо-хорошо. Я полагаю, что время от времени их отношения со стороны могут выглядеть несколько странными. Маккой, конечно же, не расист. Он ценит жизнь слишком высоко, что быть ксенофобом. Я догадываюсь, что он считает Спока своим специальным проектом. Он уважает его интеллект и его способности, но чувствует, что Спок нуждается в некоторой помощи в осознании права на существование его человеческой половины. Я не уверен, что Спок согласен с ним, но вместе они создали что-то вроде игры «отдай-возьми». И, джентльмены, я готов поспорить, что мой первый офицер отдает также много, как и получает. Они пожертвовали своими жизнями друг ради  друга, и я знаю, что они без колебания сделали бы это снова.
Адмирал Келли взял слово:
- Капитан, вы сколотили весьма необычную команду. Нам, исследовавшим бортовой журнал, удивительно, как  «Энтерпрайз»  вообще может функционировать. Однако вы имели некоторый успех. Выслушав ваши объяснения, я склонен дать вам и этой команде еще немного времени.
Адмирал Форест кивнула в знак согласия, за ней и адмирал Т’Пав.  Но Комак не  разделял мнения своих коллег.
Кирк  знал, что нужно обязательно найти способ изменить мнение адмирала. Он  знал, что «Энтерпрайз» без Маккоя – это не «Энтерпрайз». Боунз, черт бы его побрал, был прекрасным врачом, который вытаскивал команду из многих критических медицинских ситуаций. Больше того, Спок был головой Кирка, а Маккой – его сердцем. Втроем они составляли одно целое. Он не позволит Комаку разрушить это целое без борьбы.
- Адмирал, я понимаю, что Маккой -  необычный  вариант на пост корабельного хирурга, но и мистер Спок – необычный первый офицер. – он пристально посмотрел на Комака, а затем продолжил:
- И я, разумеется, прекрасно осведомлен о том, что мое назначение на должность капитана «Энтерпрайза» не было встречено с единодушным одобрением. Но мы – команда, мы работаем вместе. Вы знаете, что я вырос на ферме в Айове. Когда я был ребенком, мои родители держали коров, которых я должен был доить. Вы имеете представление о том, как выглядит табурет для доения? Обычный  деревянный диск с тремя ножками. Он до нелепости прост, но это – самая устойчивая вещь, которую вы только можете себе вообразить. Заставить человека, сидящего на таком табурете, потерять равновесие чертовски сложно. Но уберите одну из ножек, и табурет станет неустойчивым. Даже если вы приделаете новую ножку, конструкция никогда уже не обретет былой надежности. Пожалуйста, не выбивайте табурет из-под «Энтерпрайза». Без Маккоя наша команда не будет полностью укомплектованной. Без него мы не сможем достичь тех высот, которые покорились бы нам вместе с ним
В комнате повисла напряженная тишина. Некоторое время адмиралы молча переглядывались друг с другом. Молчание нарушил Комак.
- Ну, хорошо, Кирк. Вижу, что мои коллеги желают дать вам больше времени, чтобы доказать, что ваша команда способна функционировать. Я лишь надеюсь, что мы не совершаем ужасной ошибки. Можете пока оставить себе своего доктора, но я не думаю, что у вас троих на борту «Энтерпрайза» есть какое-нибудь будущее. И, конечно же, я буду наблюдать за вами.
Капитан поднялся с места, поправил свою тунику. Его теплая улыбка озарила комнату.
- Спасибо, господа адмиралы. Я уверяю вас, что вы никогда не пожалеете о своем сегодняшнем решении. А теперь, если позволите, я хотел бы вернуться на корабль, к своей команде.

Перевод: Люка

Rambler's Top100
  назадсодержаниеглавнаявперед

Star Trek ® во всех его проявлениях является торговой маркой кинокомпании Paramount Pictures. Этот сайт не является коммерческим проектом. Все торговые марки и названия, упомянутые на сайте, принадлежат их законным владельцам.